Интересно о науке

Динозавры как девушки. Они бывают разные, их можно называть смешными прозвищами, а ещё они могут стать судьбой. Личной и не очень. Одни — натурально — сдувают с них пылинки, другие мечтают раздавить бульдозером, а третьи забывают и не уделяют им внимания.

Павел Скучас, палеонтолог, доктор биологических наук, доцент кафедры зоологии позвоночных биофака СПбГУ

Динозавр моей жизни — тенгризавр. Вообще, исследования динозавров у нас продвигаются сложно, медленно и с усилиями. Так было и с тенгризавром — мне посчастливилось участвовать в его описании в составе группы под руководством Александра Аверьянова.

Первые позвонки были найдены в 1998 году. Тогда я, будучи 19-летним студентом, поехал в первую самостоятельную экспедицию… И обнаружить что-то большое и симпатичное было здорово. Но чтобы описать новый вид, найденных костей не хватило. Вскоре в коллекциях одного из сибирских музеев обнаружились позвонки, найденные ещё в середине XX века. Прошло около 20 лет, пока информация накопилась и динозавр таки «возник».

Сейчас я открою страшную тайну: этим летом мы работали в Бурятии и обнаружили наконец шейный позвонок тенгризавра — тот самый, на который крепится голова. Здоровый такой, размером полметра на полметра и весом с остатками породы больше 80 килограммов! До этого всё попадались более мелкие кости из хвоста. Сам динозавр был примерно 12–13 метров в длину — самый крупный в фауне раннего мела Забайкалья, золотой стандарт завроподов.

Информацию о нём мы собираем вот уже 23 года. Зато теперь ясно, что тенгризавр, по-видимому, был родственником гигантов, живших на южных материках Гондваны. А ведь сам он родом с севера! Так что есть вероятность, что история завроподов была запутанной и они передвигались с континента на континент. Чтобы выяснить это, придётся ждать дальнейших находок. Поэтому тенгризавр для меня синоним бесконечного научного поиска.

Назвали мы тенгризавра в честь тюркского бога неба Тенгри. Палеонтологи часто называют животных, ориентируясь на местную мифологию или просто по ассоциации. Самое забавное название мы дали раннему меловому млекопитающему, практически современнику тенгризавра. Это была тяжёлая экспедиция, мы много сплавлялись на байдарках… Поэтому нарекли его байдабатыр: батыр — по-тюркски «богатырь», а «байда» — в честь байдарки. Ещё есть горыныч — злобное пермское зверообразное, найденное в районе Вятки. Главная цель таких имён — привлечь внимание: если материал назван, он не потеряется.

Вообще, динозавры в России жили, вероятно, повсеместно, просто в силу климата у нас очень мало обнажённой породы. И одно из таких мест — Подмосковье, там интересная юрская фауна. Но изучать её сложно: учёных на карьеры не пускают. Могут, мол, остановить стройку. Не помогают даже заверения, что копать будем только в отработанной части. Я слышал про случаи, когда кости мамонтов давили бульдозерами и сбрасывали в отвал, лишь бы работы не заморозили. Кто-то сознательный сообщал — и таких людей мгновенно увольняли. Главный страх бульдозеристов — наткнуться на древние кости.

Притом у нас и так очень мало мест, где можно найти целые находки, да ещё массовые. Одно из них — в Благовещенске. В этом году я был там и наблюдал следующую картину. Прямо посреди города, обнесённые забором, торчат из земли десятки костей. Казалось бы, копайте, стройте музей — что и обещает каждый новый губернатор. Но пока на костях динозавров растёт лишь крапива.