Афиша

Уже больше полугода в Центре коллективного пользования научным оборудованием Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносов (САФУ) «Арктика» ведется работа по проекту «Совершенствование методологии масс-спектрометрического скрининга, идентификации и определения приоритетных загрязнителей арктических экосистем», получившему грант Российского научного фонда.

О том, как продвигается работа и какие интересные результаты ученые уже получили, пресс-службе САФУ рассказал руководитель проекта — доктор химических наук, создатель и первый президент Всероссийского масс-спектрометрического общества, член бюро Научного совета РАН по аналитической химии Альберт Тарасович Лебедев.

— Альберт Тарасович, чем с научной точки зрения интересен проект, над которым вы работаете?

— Масс-спектрометрия на сегодняшний день — это самый надежный и самый информативный метод анализа веществ. Как правило, все службы, имеющие отношение к природе, экологии, геологии и так далее, интересуются только конкретными показателями состояния окружающей среды. Скажем, есть 10 конкретных соединений, которые они должны контролировать. И только эти 10 соединений, которые кто-то когда-то выбрал, их интересуют. Тем временем масс-спектрометрия позволяет увидеть тысячи соединений. Можно взять пробу и увидеть все, что в ней есть, но этого не делается практически нигде. Мы проводим как раз такие исследования — с нецелевым поиском — таким образом мы получаем абсолютно уникальную информацию о состоянии окружающей среды.

Сейчас мы пытаемся получить самый большой массив данных по состоянию окружающей среды Архангельска и западной Арктики в целом, которых не было ни у кого и никогда. Проанализировав этот массив, можно найти приоритетные вещества, которые действительно опасны не только в целом, но именно для данного региона. И этот список может кардинально отличаться от списка классических экотоксикантов. Это будет интересно и широкой общественности, и научному сообществу, и представителям власти.

— А в чем ваш личный интерес? Почему вы согласились возглавить работу по этому проекту?

— Есть три аспекта. Первый: мне понравился коллектив, это молодые ребята с горящими глазами. Когда человека не приходится постоянно подталкивать и заставлять что-то делать, а он сам говорит: «Я сделал, посмотрите, получилось интересно», это выводит работу на новый уровень. Здесь я общаюсь именно с такими ребятами. Им самим интересно получать новые данные, потому что они их видят первыми в мире, это особое чувство. Вторая причина в том, что в Центре коллективного пользования есть практически все необходимое оборудование. Начиная с весны здесь будет совсем все. Мы сможем проводить абсолютно любые аналитические исследования на базе Центра. Наконец, Арктика — это регион, к которому сейчас приковано внимание очень разных людей и организаций, — это третий важный момент.

— Можете поделиться какими-то результатами по проекту на сегодняшний день?

— Два раза взяты пробы с Новой Земли и небольших островов западной Арктики. Один массив данных уже полностью обработан, по результатам написана научная статья. Сейчас она находится на рассмотрении в журнале Environmental Pollution, входящем в 25% самых престижных научных журналов мира. Статья уже прошла первое рецензирование, мы ответили на присланные вопросы. Со второй порцией образцов мы будем работать сейчас — в феврале–марте — и к лету будет новая публикация, новый список того, что мы нашли.

Мы обнаружили новый тип хлорорганических соединений в питьевой воде. Мировой список соединений, образующихся в результате дезинфекции воды на станциях водоочистки, содержит около 700 соединений, а нам удалось найти совершенно новый класс, которого не было ни в каких базах данных. Мы не только увидели эти соединения, но и определили, как они образуются. Статья уже вышла в журнале Water Research, который также входит в 25% лучших мировых научных журналов. В американском научном сообществе это вызвало очень большой интерес. После мы обнаружили еще некоторые соединения такого же типа, и со следующей порцией результатов опубликовали эти данные в российском журнале «Масс-спектрометрия». Доклад по этим находкам я представил на престижную конференцию Американского масс-спектрометрического общества, которая пройдет в июне в Сан-Диего.

Мы будем продолжать работать в этом направлении. Сейчас в Центре появляется новая техника, которая позволит еще глубже «залезть» в состав соединений, оказывающихся в природной, морской, питьевой воде. Соединений в ней очень много, не десять, не сто, а тысячи в одном образце. Но не надо пугаться, когда находятся новые соединения: раз никто не умирает от них, можно сделать вывод, что они не суперопасны. Другое дело, что мы пока точно не знаем, насколько они опасны. Тут приходит черед биологов и токсикологов, они должны выяснить предельно допустимые концентрации для новых соединений. Скорее всего, эти соединения находятся в воде ниже уровня опасности, но, тем не менее, это еще надо доказать. И если эти соединения все же не очень хорошие, надо думать, как убрать их из воды.

Еще один проект сейчас на стадии написания статьи. Много людей пользуются косметическими средствами для кожи. Один из довольно часто используемых компонентов в таких средствах, особенно солнцезащитных, это авобензон. Это соединение действительно дает возможность защитить кожу от ультрафиолета, но когда вы, намазавшись, оказываетесь в бассейне с хлорированной водой, происходит взаимодействие остаточного хлора с этим компонентом. Исследования показали, что в результате получается порядка 40 новых соединений, и никто никогда не брал в голову насколько это хорошо, плохо или опасно. Там есть весьма токсичные соединения, к счастью, их образуется крайне мало и они не дотягивают до того уровня, когда надо бить тревогу. Тем не менее, изучить этот вопрос интересно и важно. Статья будет отправлена в один из самых престижных мировых журналов.

— То есть эти исследования — наука мирового уровня?

— Это действительно мировой уровень, а не что-то ради галочки. Техника позволяет получить отличные результаты, а коллектив хоть и молодой, но квалифицированный. К тому же, если мы говорим про Арктику, то это интересно всем, ее обсуждают везде. По статье, которую мы отправили на рецензирование, было огромное количество вопросов, люди действительно интересуются темой, они знают много про Норвегию, про Канаду, но про Россию в исследовании Арктики знают очень мало.

Мы начали работу по очень многим направлениям. Я думаю, мы далеко продвинемся, сделав гораздо больше, чем мы обещали в рамках гранта. Интерес очень большой у всего мирового сообщества.

 

Источник http://rscf.ru